admixerML.singleRequest(); });
Макияж > Класичний жіночий макіяж

БУЛГАКОВ И МАРГАРИТЫ

БУЛГАКОВ И МАРГАРИТЫ. БУЛГАКОВ И МАРГАРИТЫ Две женщины (Елена Шиловская и Любовь Белозерская) считали себя вдовами Михаила Афанасьевича, и еще, наверное, с десяток - музами и прототипами его Маргариты. И только первая жена Булгакова, Татьяна Лаппа (по последнему мужу - Кисельгоф), долгое время держалась в тени : МАРГАРИТА Булгакова давно уже не было в живых, когда "Мастера и Маргариту", наконец, опубликовали в журнале "Москва". Маргарита Петровна Смирнова, женщина пожилая, но все чудно красивая, прочла и ахнула: "А ведь это про меня! В каком же году это было? В тридцать шестом, или в тридцать седьмом, а, может, в тридцать восьмом? " В тот день она, никуда не торопясь, шла по Мещанской улице, наслаждаясь неожиданной свободой: дети на даче, муж в командировке.

Пахло весной, солнце сияло, все кругом было звонко и весело, и Маргарита, сменив, наконец, тяжелую шубу на щегольское пальто, шла легко. В одной руке, обтянутой длинной шелковой перчаткой, она несла ветку мимозы, в другой - сумочку с вышитой бисером желтой буквой "М". "Помедлите минутку! - взял ее за локоть какой-то мужчина. - Дайте же мне возможность представиться!

Меня зовут Михаил Булгаков". Маргарита Петровна окинула его взглядом: небольшого роста, глаза синие, лицо подвижное и нервное, как у артиста. Разговор завязался сам собой - как будто эти двое знали друг друга всю жизнь, и расстались только вчера.

Они шли, не замечая города, и несколько раз миновали переулок, куда Маргарите надо было сворачивать к дому. Постояли на набережной. Подставив ветру лицо, она сказала, что любит стоять на носу корабля - словно летишь над водой, и делается так хорошо, озорно... Потом говорили о современной литературе, и о весне, и о том, что он, кажется, видел ее несколько лет назад в Батуми ("Это правда, я была там с мужем"), и о том, что у нее грустные глаза: Маргарита Петровна созналась: ее муж, инспектор железных дорог - человек скучный и бесконечно чуждый ей. Условились встретиться через неделю.

Она вошла в свой дом, оглядела его, как будто не узнавая, бросила взгляд в окно: Булгаков стоял на улице и шарил глазами по этажам. Всю неделю Маргарита Петровна ходила как в тумане.

Решила: пока не поздно, нужно все это прекратить! "Я вас никогда не забуду", - сказал ей на прощание опечаленный Булгаков.

Он остался на месте, Маргарита пошла прочь: МАРИЯ И ЛЮБОВЬ Мария Георгиевна Нестеренко держала журнал "Москва" на видном месте и, перечитывая рассказ Мастера о том, как Маргарита приходила к нему на свидания в его полуподвальчик на Арбате, узнавала каждую мелочь и радовалась: "Как это мило, что Мака описал наш с ним роман!" Впрочем, в жизни все было наоборот: в полуподвале жила сама Маруся Нестеренко, а Булгаков к ней приходил. С улицы нужно было идти через дворик, мимо трех ее окон на уровне земли. И Маруся всегда по башмакам узнавала, кто идет. Часто Булгаков стучал носком башмака по стеклу, и она шла открывать.

Она звала его "Мака". Впрочем, в те времена Булгакова так звали все - с легкой руки его тогдашней жены, Любови Евгеньевны Белозерской.

"Блестящая женщина, но Мака с ней несчастлив", - считала Маруся. Белозерская - остроумная, светская женщина, гостеприимная и кокетливая. Она вечно была чем-то увлечена: то верховой ездой, то автомобилями, и в доме толклись какие-то жокеи... А Булгаков был нелюдим, все больше тосковал - его не печатали, пьесы запрещали, и в газетах то и дело затевали травлю. Дело кончилось фобиями: Булгаков боялся то улицы, то темноты, то сырости: Однажды ползал по углам на четвереньках - в халате, в колпаке, с керосинкой в руках - ему все казалось, что квартиру нужно просушить.

Вошла Маруся, Михаил Афанасьевич сказал: "Умоляю, не говори Любе". Боялся, что жена станет смеяться над ним со своими гостями. Телефон у Булгаковых висел над письменным столом, и Белозерская все время болтала, мешая мужу писать. "Люба, так невозможно, я работаю!", - сказал он однажды.

А она ответила: "Ничего, ты же не Достоевский": :"Чушь, - сказала постаревшая, но по-прежнему весьма светская Любовь Евгеньевна Белозерская, когда ей передали, что Маруся Нестеренко считает себя прототипом булгаковской Маргариты. - Мака никогда не относился к ней всерьез": Белозерская прекрасно понимала, что за женщина на самом деле описана в романе: зеленые глаза с легкой "косинкой", черные брови дугами, кожа, будто светящаяся изнутри, и буйный нрав, и хохот - это же портрет самой Любови Евгеньевны в молодости! И ведь это ее Мака любил до самозабвения, когда начинал писать свою главную книгу! ЕЛЕНА Елене Сергеевне - третьей и последней жене Михаила Афанасьевича Булгакова - не было нужды ждать публикации в журнале "Москва". Она читала "Мастера и Маргариту" по мере написания, а со временем просто выучила роман наизусть.

Да и как могло быть иначе, если книга написана о ней самой! Мишенька описал все с почти документальной точностью: Елена Сергеевна жила, как у Христа за пазухой, не зная ни в чем отказа, не прикасаясь к примусу... У нее был красивый, любящий и высокопоставленный муж - полковник Евгений Александрович Шиловский (ему покровительствовал сам маршал Тухачевский! ) Узнав о тайном романе жены с Булгаковым, Шиловский грозил пристрелить обоих, клялся, что в случае развода не отдаст Елене Сергеевне детей. Влюбленные решили расстаться, и долгие месяцы не видели друг друга, но их любовь не слабела: И вот, оставив отцу десятилетнего сына Женю и забрав пятилетнего Сережу (формально тоже сына Шиловского, но поговаривали, что на самом деле он от Тухачевского, на которого, кстати, очень похож), Елена Сергеевна переехала к Булгакову.

Когда ее вещи стали грузить в машину, Шиловский без фуражки кинулся со двора, чтобы не видеть отъезда. Нянька детей завыла в голос. Это был самый настоящий скандал, и московская элита долго смаковала подробности. Восемь лет Елена Сергеевна прожила с Михаилом Афанасьевичем.

И были засушенные розы в письмах друг к другу. И бал (у американского посла в зале с колоннами, залитом светом прожекторов, с фазанами и попугаями в клетках, с ворохом тюльпанов и роз), где Елена Сергеевна царила в сшитом по случаю вечернем платье, темно-синем с бледно-розовыми цветами. И шелковая шапочка Мастера, сшитая ее собственными руками, тоже была: Елена Сергеевна любила Булгакова, умела сопереживать, была верна, и считала, что всем этим заслужила право называться его единственной музой. А что касается той отверженной, униженной и, конечно, давно забытой женщины, которую Булгаков звал в последние часы своей жизни - так ведь мало ли что привидится умирающему человеку в бреду!

"Миша, твоя жена теперь я. И я здесь, с тобой, - уговаривала его тогда Елена Сергеевна. - А Таси здесь нет. Ты развелся с ней больше пятнадцати лет назад".

Но больной не слушал и, кажется, совсем не узнавал жену: "Тася, где она? Пусть Леля (Елена, младшая сестра Булгакова - прим. Ред.) позовет ее.

Если Тася не приедет, я не стану жить!" ТАСЯ - Неужели правда не станешь жить? - Саша Гдешинский со смесью ужаса и уважения глядел на товарища.

- Не стану! - твердо сказал семнадцатилетний Миша Булгаков. - Вот достану револьвер, и застрелюсь к черту! Понимаешь, душа болит бесконечно. Она должна была приехать на Рождество, и вот, не приедет, родители не пускают.

А, вдруг она вообще никогда не приедет?! А вдруг полюбит другого?! Ну не могу я больше терпеть эту неизвестность!

Страницы: 1 2 3 4

Вы прочитали материал по теме: БУЛГАКОВ И МАРГАРИТЫ

Выскажи свое мнение, а может и несколько…